Главная » Архив » Новости » Выздоровление — это Божье чудо!
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
Выздоровление — это Божье чудо!

Алексей приехал к нам, потому что ему негде было жить. Приехал в Зеледеево без предварительного звонка, без консультации, как снег на голову упал: «Батюшка, возьмите меня». Батюшка повозмущался, но Лешу взял.

Поначалу на занятиях Алексей честно говорил, что любит наркотики и не собирается их бросать. Потом понял, что жареным пахнет, что из центра его могут вытурить, и стал прикрываться красивыми словами. Мне кажется, список чувств за неделю у него был один и тот же весь год. Психология – это точно не про него.

Честно говоря, поначалу я давила в себе раздражение и представляла из себя угрозу для Леши. Меня мучил вопрос: зачем он пришел в центр? Пусть бы любил свои наркотики где-нибудь подальше. Я успокоилась после беседы с отцом Дионисием. Батюшка высказал такую мысль, что хоть Леша и не собирается бросать наркотики, но, по крайней мере, год в центре он проживет в трезвости, не погибнет от передоза. Ну и ладно. Притворятся выздоравливающим и пусть его!

Когда Алексей начал работать на ферме, оказалось, что он очень любит животных и прямо-таки самоотверженно трудится во благо теляток и поросяток. Так в воодушевленном физическом труде и бесполезных психологических занятиях прошли 15 месяцев Алешиной реабилитации. Было и самое главное: Господь коснулся души Алексея.

Иногда на занятиях, когда мы вспоминали проступки из прошлой жизни, Леша, сдерживая слезы, говорил: «Кошки на сердце скребут, сколько же я всего натворил». Вера во Христа сделала взгляд Алексея другим – человечным. Бог с ней, с психологией. Леша оказался на редкость психологически непробиваемым: при обсуждении любой темы он высказывался, что все у него хорошо, он уже на вершине выздоровления и личных проблем у него никаких нет. По неопытности я тогда даже не задумывалась, какую же тяжесть и боль Леша мог закопать под этими картинками благополучия. Единственное, о чем он всегда искренне и тепло говорил – это о своем желании восстановить отношение с родными. Родители, брат и сестра перестали с ним общаться. То, что родители несколько лет назад выгнали его из дома, помогло Алексею сохранить здоровье. Приходилось работать вахтами и на работе обходиться без наркотиков. В итоге в 35 лет он жив и не имеет привычных наркоманских инфекционных заболеваний.

В самые последние месяцы реабилитации Алексей сказал фразу: «Я любил наркотики». И это была правда. Трезвость ему понравилась, покаяние перед Богом растеребило и согрело сердце. Алеша больше не хотел быть наркоманом. В конце срока реабилитации он попросился пожить еще в центре, поработать на ферме. Батюшка позволил Леше остаться и благословил съездить к родным. Кстати, телефоны родителей Алексей мне отказался дать, с его родными я не созванивалась и голос отца – молодой и красивый баритон – в этот день услышала впервые.

— Здравствуйте, это психолог?

— Да.

 — Это вам звонит отец Алексея К. Я звоню по поводу сына.

Пауза. Подбираю подходящие мысли и слова:

— В каком смысле по поводу Алексея? Он же дома должен быть сейчас. Или нет?

— Нет. Я его не пустил на порог, мне показалось, что он в употреблении.

Я не очень помню, что говорила потом, но хорошо помню, о чем думала. Мой папа в моем детстве часто разговаривал на трёхэтажном русском языке. Эти бранные слова взорвали мозг, очень хотелось спросить: «А ты хоть удостоверился, что он действительно нетрезвый? Ты хоть спросил, зачем он пришел?» Помилуй, Господи! Ведь он так старался измениться, чтобы родные его приняли! Ведь он так стремился к ним!

Позвонила Роману – помощнику отца Дионисия:

— Рома, тебе Лешка не звонил?

— Нет, папа зато его звонил.

— Мне тоже папа… А где Лешка может быть, не знаешь?

Мы не знали ничего до следующего утра. Я уже ехала в центр, когда позвонил Рома и сказал, что Алексей дома, то есть в центре. Все хорошо.

Удивительно, какими сильными и разными бывают чувства по отношению к братьям. Не зря говорят, от любви до ненависти один шаг. Вечером, после занятий, мы с Лешей первый раз поговорили от сердца к сердцу, поплакали:

— Я не знаю, что отцу от меня надо, почему он так… У меня младший брат есть, всегда все для него было, а я лишний…

Я сказала, что боялась, что он сорвется. Алексей подтвердил:

— Если бы встретил старых знакомых, пошел бы с ними за дозой. В таком состоянии был, что на все наплевать. Дошел до своих друзей – муж и жена – они пили раньше, а сейчас, представляете, завязали. Мы всю ночь разговаривали и блинчики пекли. Масленица же…

Знаю, что сейчас Леша трезвый, общается с мамой и братом. На память об Алексее остался его подарок – икона Божьей Матери. Когда смотрю на нее, вспоминаю о выздоровлении Алексея как о Божьем чуде. И прошу Бога: Господи, пошли ему добрую супругу! И смешно становится от Лешиных слов: «И такую, чтоб в кулаке меня держала». Если это действительно нужно, то пусть будет такая, чтоб в кулаке…

Наталья Швец

Архив статей по месяцам