Главная » Архив » Новости » Протоиерей Александр Новопашин: Деструкт…
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
Протоиерей Александр Новопашин: Деструктивных зависимостей становится всё больше

Недавно наткнулся на интересную цифру: свыше 40 процентов населения России страдают от той или иной зависимости: алкогольной, наркотической, табачной, игровой… и других её видов. Этих «других её видов» так много, что рискну заявить следующее – все люди зависимы. В той или иной степени, конечно. Кто-то не может отказать себе в шоколаде – шоколодоманы, кто-то в кофе – кофеманы, кто-то в бесполезных покупках – шопоголики, кто-то в погоне за здоровым образом жизни плотно подсел на странные диеты, биодобавки и прочие причуды питания. А кто-то без работы жить не может, таких еще называют трудоголиками. Мне могут возразить: мол, многое является привычками, полезными, не полезными – не важно. Привычками. Но если человек привык к наркотикам, не может без них жить, то чем же тогда привычка отличается от зависимости? Где граница между двумя этими понятиями?

Священники часто имеют дело с зависимыми людьми. Вот уже много лет я изучаю негативные зависимости. Начинал с псевдорелигиозных организаций. Каждый день мне приходится сталкиваться с пострадавшими от сект – пострадавшими не только материально, но и психологически. У многих из них вырабатывается зависимость от сектантской идеологии, иногда настолько выраженная, что человек просто не мыслит свое существование без этой организации. Известный российский психиатр, судмедэксперт, профессор Федор Викторович Кондратьев сравнивает сектозависимость с наркозависимостью, он утверждает, что в социальном плане они одинаково губительны для человека. Поэтому, когда я начал заниматься реабилитацией наркоманов, то по сути не «изменил» сектоведению, потому что и то, и другое является зависимостью.

Зависимости могут быть самыми разными, самыми необыкновенными. Например, есть люди, которые совершенно не выносят тишины, в тишине у них развивается тревожное состояние, которое быстро проходит от городского шума, громкой музыки, просто включенного радиоприемника или телевизора. Некоторые «подсаживаются» на телесериалы. Говорят, ну какая это патология. Вон, люди читают много, они что, тоже зависимы? Если все время читают только поверхностные детективы, второсортные любовные романы, то да, у них развилась зависимость от низкопробного чтива. Попробуйте лишить их этого. У них начнется ломка. Не такая, конечно, сильная и длительная как при отмене наркотиков, алкоголя, сигарет, но ломка.

Есть еще огромная группа созависимых, то есть тех, кто зациклен на проблеме своих родных, к примеру, злоупотребляющих алкоголем. Для них свойственны «роль жертвы», «роль спасателя», «роль воспитателя», и эти роли становятся их жизненной позицией, они живут этими ролями. Тоже зависимость.

А с недавних пор начали всерьез говорить об информационной зависимости.

Вообще-то тема эта не нова. Первые публикации об информационной зависимости появились несколько лет назад, с того времени, как интернет начал становиться одним из основных источников информации. Проблема и была, и остается очень серьезной. Больше того, эксперты дают по этому поводу неутешительный прогноз. Мощный информационный поток не может не сказываться негативно на психике человека. Интернет кипит от такой информации, источников её там великое множество. И нередко предоставляется она неоднозначно, однобоко, размыто, частями, урывками, часто противоречащими друг другу. Я уже не говорю о дезинформации, фейках. Самое правильное – отказаться от чтения таких новостей, и многие так и поступают. Но далеко не все. Кто-то «подсаживается», и в результате вынужден постоянно – в транспорте, в вузе, на работе, на обеде, в очереди в поликлинике, в туалете, сразу после пробуждения от сна, по ночам и т. д. –заходить в интернет за очередной дозой информации, зависая в информационных лентах новостей. Именно дозой, потому что не получив ее, человек, как и наркоман, начинает болеть. Ни о чем другом он и думать не может. Информация становится для него наркотиком. Ну и отдаленные последствия тяжелые.

В конечном счете у таких людей нарушается критическое мышление, они теряют способность анализировать информацию, в результате ими легко манипулировать. Они становятся легко внушаемыми, и могут стать опасным инструментов в руках недобросовестных людей и даже преступников. Именно такие люди, утратившие способность адекватно мыслить, то есть рассуждать, становятся лакомым кусочком для всевозможных мошенников, экстрасенсов, колдунов, астрологов, целителей, лидеров всевозможных коммерческих культов, псевдорелигиозных тоталитарных сект и даже террористических организаций.

Вот и получается, что одна зависимость – информационная, может легко перейти в другую – зависимость от деструктивных организаций. Эксперты знают, что под влиянием определенных обстоятельств или специалистов, владеющих психотехниками (эти психотехники весьма эффективно используются в сектах для вербовки новых адептов), смена зависимостей происходит относительно быстро, то есть человек, уже имеющий какую-то зависимость, становится открытым и для других зависимостей тоже, которые могут перетекать из одной в другую, а могут и дополнять друг друга, наслаиваться. Таких примеров много. Например, человек принимает одновременно и наркотики, и алкогольные напитки. Или не может оторваться от работы, выпивая до тридцати и более чашек кофе в день.

Как я уже говорил, видов зависимости, разрушающих человека, предостаточно, что вызвало необходимость создать особый, универсальный подход в противодействии этой опасной современной угрозе. Это стало возможным в рамках новой научной дисциплины – деструктологии, разработанной в Московском государственном лингвистическом университете. Автор курса – известный российский религиовед, доктор исторических наук, профессор Роман Анатольевич Силантьев.

Причину деструктивных зависимостей нужно искать в духовной сфере человека. Существуют общечеловеческие морально-нравственные установки, переступать через которые нельзя, потому что это всегда чревато серьезными последствиями. Тем более когда речь идет о нарушении духовных, религиозных заповедей. Как православный священник, я утверждаю, что религиозность, вера во Христа, воцерковление, формирует сильнейший иммунитет к разного рода зависимостям, а в случае их развития, дает силу для эффективной борьбы с ними.

Говорят: ну разве это не тот же самый переход от одной зависимости к другой, в данном случае зависимости от православной веры. Я отвечу так. Вера во Христа подвигает человека на то, чтобы осознанно, добровольно связать себя узами любви к Нему, стать Его рабом, стать рабом Любви, Которая есть Бог, а не рабом греха, которым являются страсть к негативным зависимостям. Тем самым он обретает абсолютную свободу во Христе и освобождается от греха. Процесс этот может занять время, потому что человеку, погрязшему в грехе, и я скажу больше – тяготеющему ко греху, свойственно маловерие. Но если есть намерение – «а Господь сделанное принимает и намерения приветствует»! – то с Божией помощью всё возможно.

Протоиерей Александр НОВОПАШИН, сектовед, деструктолог, руководитель центра реабилитации наркозависимых во имя святого преподобного Серафима Саровского (Новосибирская митрополия), член Координационного Совета по противодействию наркомании Синодального отдела по благотворительности.

Источник: Миссионерский отдел Новосибирской Епархии

Архив статей по месяцам