Главная » Архив » Личный опыт » Наркоманы родом из детства
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
Наркоманы родом из детства

Она приехала в гости в реабилитационный центр «Сологубовка», и мы разговорились. О ее трудной судьбе можно написать целую книгу, но о таких вещах, как правило, не любят вспоминать и рассказывать. Сразу после рождения Катя попала в детский дом: мать, злоупотребляющая спиртным, отказалась от дочери. В подростковом возрасте девушка была «на ты» с клеем «Момент», позже стала регулярно употреблять спиртное. Потом в ее жизнь вошли наркотики,  была и судимость. Подобным образом сложились судьбы большинства выпускников детдома. Но все могло быть иначе, если бы помощь была своевременно оказана… их родителям.

— В детдоме мы все были агрессивные, злые. Нормой у нас было избить кого-нибудь «по справедливости» или сбежать из детдома. Администрация в наши разборки не вмешивалась. Меня угрожали отправить в детскую колонию, но мне было все равно…Я считала что хуже уже быть не может.

Разборок и драк Катя не боялась. Гораздо сильнее был страх перед людьми. Тревога и обида поселились в душе девочки, когда ее бросили родители. Потом пришла злость. Катя хорошо помнит первую встречу с матерью. Она пришла в детский дом навестить дочку спустя семь лет…

— Она приехала в гости с большой куклой. Помню, как я кинула эту куклу в лужу, как кричала на мать. Хотя я была рада, что она приехала. Но гнев был сильнее… Потом она меня как-то забрала на море с отчимом, но я видела, что я ей не нужна. Они взяли бутылку водки и занимались своими делами. Я убежала обратно в детский дом…

Еще одна встреча с матерью состоялась в подростковом возрасте.

— Однажды меня привезли из детдома к матери домой. Она стала меня выгонять, кричала, что не хотела меня рожать. Для меня это был шок: я ведь считала, что мама больна, что я буду ей помогать и она выздоровеет и не будет пить. В тот день я от нее убежала и горько обиделась…

Со временем обида и злость к людям только усиливались. Как-то старшие ребята из детского дома пытались изводить Катю, ей приходилось заниматься борьбой, чтобы защищаться и защищать слабых, при этом все время нужно было быть в напряжении. Чтобы избавиться от переживаний, она впервые понюхала клей «Момент», и на какое-то время ей стало легче. Классе в восьмом попробовала алкоголь.

Когда жизнь в детском доме закончилась, это был еще один сильный стресс.

— Я в первый же день напилась. Был страх перед неизвестностью, гнев, боль, обида. Мне было страшно общаться с людьми, я не знала, о чем говорить. Выпила, отключилась — и стало легче.

На первом курсе учебы в колледже Катю изнасиловали в общаге. Она просто не знала, что дверь в комнату нужно закрывать на ключ. В детском доме так не делали.  Однажды, когда все соседки  ушли и она одна спала в комнате, посторонний мужчина зашел в незапертую дверь и воспользовался беззащитностью девушки. Чтобы забыть все это, она стала пить каждый день. Вскоре соседки по комнате предложили попробовать героин.

— Мне не понравилось, так как меня от этого тошнило. Но наркотик убрал тревогу, страх, боль, злость.

И так все три года в училище: по выходным — алкоголь, значительно реже (из-за нехватки денег) – наркотики. Но к окончанию учебы пришло понимание, что надо браться за ум.

— Я пошла работать на стройку. Возвращаться в квартиру к матери, куда меня прописала администрация детского дома, я боялась. Стала снимать жилье. Взяла себя в руки и не употребляла ни алкоголь, ни наркотики. Работала, ходила на концерты…

Полгода все шло гладко, а потом понеслось: компания, амфетамин… Так прошел год. Приему наркотиков способствовала и новая работа «с криминальным уклоном», и легкие деньги. Но исход был печальный…

— Я перестала чувствовать мир. В определенный момент поняла, что потеряла себя. Внутри меня что-то переключилось, и, когда я со стороны посмотрела на свою жизнь, мне стало очень страшно. Я ощутила такую мерзость всего происходящего… В этот момент мне не к кому было обратиться, была ночь, и первое, что я сделала, это встала на колени, посмотрела в окошко и начала разговаривать с Богом. Сказала: «Господи, помоги. Я больше так жить не могу».

На следующий день у Катерины начался очередной запой, длившийся две недели. После него случился острый психоз. Соседи вызвали «скорую», и девушку сначала увезли в психбольницу, а потом поместили в наркодиспансер и поставили на учет. Она не раз лечилась в стационаре, выписывалась, снова начинала пить и снова возвращалась обратно.

— Каждый раз думала, что больше в наркологию уже не попаду. Что вот прокапалась, вылечилась, и теперь, если и выпью, то все будет нормально…

Когда Катерина попала в больницу в четвертый раз, увидела объявление о помощи алко- и наркозависимым. Так она оказалась в государственном реабилитационном центре. Светское учреждение посещал православный священник, который проводил с желающими занятия. Для Кати было очень важно это духовное общение, она считала себя верующим человеком.

— Крестили меня еще в детдоме в 1991 году. Как-то в детстве я искренне просила Бога о помощи (я была совершенно здорова, но вместе с другими ребятами меня зачем-то положили в больницу), и Он помог… Но самый яркий опыт общения с Богом у меня был в тюрьме. В момент страшного отчаяния я взмолилась: «Господи, помоги!» И вдруг почувствовала, будто бы мое тело выдирают из меня. И появляется яркий солнечный свет и какой-то дедушка в белых одеждах (если бы я увидела его на иконе, узнала бы). И я почему-то вижу всю эту картину как бы со стороны: свет, этот дедушка и я еще маленькая (4-5 лет) — и я сразу даю руку этому Божиему угоднику. И тут реально чувствую огромнейший прилив сил… И в моей жизни было еще много случаев, когда Господь меня не оставлял, несмотря на мое плохое поведение. Полиция, потерпевшие, суд — все были ко мне на удивление снисходительны…

В реабилитационном центре Катя провела шесть месяцев. Выздоравливала физически, психологически и духовно.

— Я видела, что мне относятся с добротой, чувствовала тепло, заботу и то, что я кому-то нужна. Спасибо людям и Богу…

Вот уже несколько лет Екатерина остается трезвой. Она устроилась на работу и стала посещать общество трезвости.

— Стала ходить на исповедь и причастие, дала обет трезвости. Потом в качестве волонтера стала ездить в детские дома и помогать детям с психическими отклонениями. И почувствовала, что именно это мне и нужно. Так потихоньку начала вливаться в общество. Батюшка пригласил меня работать в обществе трезвости…

Помогая детдомовским ребятам, она мечтает, чтобы их жизнь сложилась  благополучней, чем у большинства ее однокашников. В 2000 году из детского дома вместе с ней вышли в большую жизнь еще 13 человек. Все они были сиротами при живых родителях, злоупотреблявших алкоголем или наркотиками. Лишь две выпускницы детдома создали семьи, воспитывают детей. Остальные девчонки и парни употребляют наркотики, крепко выпивают, кто-то сидит в тюрьме, а двое свели счеты с жизнью. Катерина одна из немногих, кто сумел начать новую жизнь…

Вместо послесловия: комментарий исполнительного директора Благотворительного фонда «Диакония» психолога и нарколога Елены Евгеньевны Рыдалевской:

— Катя сидит передо мной — такая тоненькая и хрупкая. За свою небольшую жизнь она пережила столько боли, что не может говорить об этом без слез…

Как же сделать так, чтобы изломанных судеб было меньше? Как прервать эту трагическую цепь поколений, где дед или отец — алкоголик, а сын или внук — наркоман? Убеждена, что очень важно помочь тем, кто уже попал в наркотическую или алкозависимость. Зависимые люди не всегда виноваты в том, что их жизнь сложилась именно так. Часто они становятся жертвами поступков своих родителей. И вопрос не в том, как их осудить или отвергнуть, а в том, чтобы вернуть их и помочь им стать ответственными перед своей семьей, перед своими детьми.

Благотворительный фонд «Диакония» помогает мужчинам, попавшим в эту беду. Мы давно мечтаем о женском центре, но не имеем финансовой возможности открыть приют для таких девушек, как Катя. К сожалению, сегодня «Диакония» испытывает серьезные экономические трудности. Просьбы жертвовать средства на организацию помощи наркозависимым люди зачастую воспринимают с презрением или осуждением: зачем помогать наркоманам или алкоголикам? они сами сделали свой выбор!

Но сейчас вы познакомились с историей Кати. Скажите, у кого поднимется рука бросить в нее камень, сказав что она сама виновата во всех тяготах своей судьбы? И такие изломанные судьбы — у большинства ребят, с которыми мы сталкиваемся. Беда пришла к ним еще в детстве, и они не смогли с ней справиться.

Очень хотелось бы обратиться к вам за помощью. Большинство наших воспитанников имеют детей и хотят вернуться к ним трезвыми, достойными отцами. Помогите нашей организации посильно для того, чтобы мы могли и дальше им помогать. Помочь нам можно, сделав пожертвование на сайте www.diaconiafond.ru

Публикацию подготовила Наталья ЛИСОВАЯ.

Архив статей по месяцам