Главная » Архив » Новости » Как в Севастополе ловят «закладчиков» и …
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким
Мониторинг СМИ

Логотип фонда ФОНД
Как в Севастополе ловят «закладчиков» и почему наркотики становятся всё опаснее

11 марта в России – День работника органов наркоконтроля. Этот профессиональный праздник был учреждён в 2008 году, с тех пор картина употребления запрещённых веществ в России не стала более радужной. Наркоторговля уходит в интернет, растительные наркотики уступают место синтетическим, а возраст начала их употребления уверенно ползёт вниз.

Согласно статистике движения «Стопнаркотик», за последние годы средний возраст начала употребления запрещённых веществ в России снизился почти на треть – с 19 до 13 лет. При этом растительные наркотики уступают место синтетическим, разрушающим клетки мозга с катастрофической скоростью.

«Психоз, тревога, страх, они убегают, прячутся куда-то от несуществующей погони. Им настолько страшно, что могут выпрыгивать из окон», – рассказывает психиатр-нарколог Ольга Назарова.

В январе 2019 года 17-тилетний севастополец нанёс удары топором маме и бабушке. Позже в своём последнем слове во время суда он признался, что был под воздействием наркотиков.

Характеристика осуждённого не богата фактами – нигде не работал и за несколько дней до убийства совершил кражу и грабёж. Но в наркотические сети попадают не только трудные подростки и асоциальные элементы. Студент института экономики и права Николай Вовк загибает сразу несколько пальцев, перечисляя тех, кто из его школьных и университетских знакомых пробовал запрещённые вещества. Один из случаев закончился благополучно только благодаря тому, что к решению проблемы подключилась мать наркозависимого.

«Его нашли знакомые голого в лифте, привелик  маме. Мама ничего не знала, была в шоке, и в этот момент она взялась за него. И просто мама рядом с ним сидела ночью, а его трясёт, он не может уснуть, нарушена нервная система, и восстанавливался он около полугода», – вспоминает Николай Вовк.

История друга детства так повлияла на Николая, что он решил вступить в ряды борцов с наркоманией. Их оружие – валики и краска. Молодёжный совет при главе Гагаринского района выиграл грант – 200 тысяч рублей. Эти средства студенты тратят на вознаграждение волонтёров, которые патрулируют улицы, закрашивая по пути рекламу интернет-адресов электронных наркомаркетов.

Волонтёры говорят – чаще всего реклама запрещённых сайтов появляется на фасадах жилых домов прямо под адресными табличками или в пяти минутах ходьбы от остановок общественного транспорта и школ.

Согласно исследованию, проведённому порталом proekt.media, на русскоязычной площадке по торговле наркотиками зарегистрировано 2,5 миллиона аккаунтов. Зайти на запрещённый ресурс можно с почти любого браузера, скрывающего IP-адрес. На его скачивание и покупку запрещённого вещества уходят минуты. Деньги продавцы просят перевести на электронный кошелёк, после чего покупателю скидывают адрес места, где спрятан товар.

Несколько недель назад в социальных сетях появились фотографии людей, подозреваемых автором публикации в закладке наркотиков. Мы разыскали того, кто делал эти снимки. Иван рассказывает, что возмущён тем, как часто под заборами в частном секторе или лесных массивах стали появляться конверты с порошками или таблетками. Потому вместе с 11 единомышленниками юноша организовал отряд, который выслеживает закладчиков, связывает их и сообщает в полицию.

Гражданские лица не имеют права задерживать кого-либо, связывать и допрашивать. Потому деятельность Ивана и его команды окружающие оценивают неоднозначно. Но предпосылки для своего занятия молодой человек считает более чем весомыми. После окончания школы он отправился добровольцем в горячую точку. Через пять лет вернулся, и многих друзей детства просто не узнал.

«Некоторые сели, некоторые умерли, некоторые уже давным-давно не люди опять же – из-за этих солей, потому что, когда ты приходишь к человеку, с которым ты раньше, можно сказать, ел из одной тарелки, и смотришь, как «оно» сидит с одуревшими глазами. «Оно» тебя даже не узнаёт, и единственный у него вопрос – «есть деньги»? Это своеобразный удар. Это очень неприятно видеть, когда ты раньше знал этого человека, что он раньше многого добивался, многое мог», – делится Иван.

Незавидна судьба и тех, кто соглашается работать наркокурьерами. Предложенные деньги в большинстве случаев они не успевают потратить, потому что оказываются в колонии строгого режима.

Беспечность, с которой закладчики соглашаются на работу, часто не позволяет им заглянуть в Уголовный кодекс и поинтересоваться тяжестью наказания за такое преступление, а срок лишения свободы по статье 228 составляет от трёх до 15 лет.

Масштаб наркотической проблемы можно понять, изучив статистику Федеральной службы исполнения наказаний.

«Почти четверть от общего числа заключённых, которые содержатся в наших исправительных учреждениях, осуждены были за незаконный оборот наркотических средств, и их возраст примерно до 30 лет, то есть молодые люди», – отмечает начальник пресс-службы УФСИН по Республике Крым и Севастополю Максим Романов.

Одни из них – севастополец Максим. Он учился на программиста, занимался в университете стритболом и баскетболом, готовился к свадьбе. Так совпало, что нарковербовщик оказался в одной компании с Максимом, когда здоровье его невесты сильно пошатнулось.

«Она забеременела, и у неё выкидыш был, и потом все эти восстановительные процедуры, это было очень трудно. Мне нужны были деньги срочно, я работал на двух работах, пошёл заложил ноутбук в ломбард. Попал в дурную компанию, там появился знакомый, у которого постоянно я видел много денег. Этот человек мне просто говорил: «Если хочешь решить свои проблемы, я тебе даю шанс их решить», – говорит Максим.

Полиция задержала его всего через две недели незаконной подработки. Суд вынес приговор – шесть лет лишения свободы, девушка, спасением здоровья которой он пытался оправдать своё преступление, его бросила.

На полуострове работает реабилитационный центр для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. У него девять филиалов. Большая часть подопечных – нарко и алкозависимые, некоторые – бывшие заключённые. Когда люди приходят сюда за помощью, в первые 2-3 недели им снимают интоксикацию, затем предлагают какую-то простую физическую работу. От 70 до 90% зарплаты, в зависимости от того, сколько времени прошло с момента избавления от наркозависимости, проживающие в центре отдают в общую кассу, взамен получают бесплатное питание и крышу над головой. Дважды в неделю с подопечными центра занимается психолог, а каждый вечер за час до сна они читают молитву и делятся впечатлениями о прожитом дне.

Максимальный срок проживания в центре ограничивают годом. Потом люди возвращаются в ту среду, где жили до прихода сюда. Статистика пока неутешительная – исцеления добивается меньше трети обратившихся за помощью. Чтобы попробовать изменить ситуацию, сотрудники реабилитационного центра обратились за помощью в департамент труда и социальной защиты населения Севастополя.

При софинансировании из регионального бюджета, активисты центра надеются увеличить число еженедельных встреч бывших наркозависимых с психологом, чтобы таких занятий было не два, а, как минимум, четыре в неделю. А в это время в городской психиатрической больнице проектируют три новых корпуса. В одном из них планируют разместить стационар для глубокой реабилитации.

«У нас планируется новое отделение на 220 коек, детское отделение, отдельно стоящее, и только после этого мы сможем открыть реабилитационное стационарное отделение, пока площади не позволяют нам это сделать», – поясняет главный врач психиатрической больницы Севастополя.

Всё, что пока могут предложить наркозависимым пациентам – от 2 до 4 недель на больничной койке для снятия интоксикации организма и перевод на поликлиническое лечение. Альтернативный вариант нашёл для себя Владислав Форманский. Чтобы избавиться от наркозависимости, он решил переехать из Подмосковья в Севастополь, то есть настолько далеко, чтобы привычная дурная компания не могла прийти к нему вечером в гости. Нового города оказалось недостаточно, Влад решил коренным образом изменить привычки и способ проведения досуга. Каждое воскресенье он теперь ходит в храм.

А недавно Влад впервые за много лет сходил в театр. «Я ходил туда последний раз в седьмом классе, я решил сходить туда, посмотреть, как это, что это, сказали, что будет смешно, и не обманули, было смешно, было интересно», – делится Владислав.

Есть ли прямая связь между развитием культуры, образования, спорта и снижением числа наркозависимых, таких данных у социологов нет. Но забеги, заплывы, велопробеги под девизом «Нет наркотикам!» становятся всё популярнее. Летом 2019 года в Крыму прошёл Международный антинаркотический лагерь, а на прошлой неделе в Вене в 63-й раз заседала комиссия ООН по наркотическим средствам. И пока политики и учёные говорят о решении проблемы в глобальном масштабе, Максим мечтает скорее отбыть наказание, вернуться домой, чтобы обнять маму, найти работу и жениться, а Владислав звонит сестре в Подмосковье, чтобы в следующий раз пойти в театр вместе с ней.

Источник: ВЕСТИ-Севастополь

Архив статей по месяцам