Горячая линия помощи наркозависимым: 8-800-600-16-93. Бесплатно. Профессионально. Анонимно.
Главная » Архив » Новости » Дойти до дна и вернуться: в фонде «Диакония» помогают зависимым людям начать жить заново
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Куда обратиться/горячая линия
Зависимым
Родителям и близким

Логотип – Благотворительный  фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Дойти до дна и вернуться: в фонде «Диакония» помогают зависимым людям начать жить заново

В 4 года Мишу напугала собака, и он начал заикаться. А потом развелись родители. И Миша решил, что это он во всем виноват, папе не нужен мальчик-заика. С 11 лет Миша начал пить самогон по подвалам Калининграда. Домой идти не хотелось, там появился отчим, который бил маму.

– Я начал жить в своей голове, фантазировать. У меня постоянно прокручивались какие-то счастливые сценарии, как я приду на урок, как все будет хорошо. А получалось совсем не так, и я злился, – рассказывает Михаил.

Первый наркотик Миша сварил сам. А потом уже не мог остановиться. Сейчас Михаилу 42 года. Больше 20 лет он пил и «кололся». Один раз был перерыв – когда женился и решил «завязать». Всю беременность жены не употреблял.

– А как отвез ее в роддом, сел в машину и сразу поехал за наркотиками. И когда встречал ее с сыном, был под кайфом, – вспоминает Михаил. – Я сейчас понимаю, что мне было просто страшно. Я же всю жизнь боялся, а думал, что храбрый.

По настоянию жены Михаил уехал к знакомому на заработки в Испанию. Но и там нашел себе компанию. С работы выгнали. Скитался, жил с бродягами, стал воровать, обирал пьяных испанцев. И попал в тюрьму.

– Валяюсь на шконке и все мечтаю, отсижу, выйду весь в белом, там жена, сын. А вышел, она мне говорит: «А зачем ты мне нужен, уголовник?» Я ее 2,5 года не видел. Они за это время в Питер переехали. Но потом мы все-таки стали жить вместе, пока я опять не начал пить. И ушел уже сам. Было чувство, что я не могу никого любить.

Десять раз Михаил попадал в больницу с передозировками, два раза был в коме. Ему не раз предлагали пройти программу реабилитации. Но он не верил, что разговорами можно что-то изменить. Думал, «переломаюсь и начну жить». Но в одиночку не получалось.

– Я злой был, обиженный, орал постоянно. Все вокруг были виноваты, только не я. В очереди не мог стоять в магазине. Эта медленно работает, тот телегу набрал огромную, я сразу взрывался, – рассказывает Михаил. – А потом я сдался. Устал жить в страхе и боли. И это было лучшее, что случилось со мной. Я попал в «Диаконию». Здесь я честно посмотрел на себя.

Почти год понадобился, чтобы прийти в себя. Полгода жил в деревне в Псковской области, работал на хозяйстве, ухаживал за коровами, свиньями. Каждый день – те самые разговоры с психологом и такими же, как ты, про которые Михаил не верил, что они могут помочь.

Сейчас Михаил живет в Петербурге в Центре социальной адаптации фонда «Диакония». Ездит в область на работу: помогает на садовых участках, трудится в огороде, делает какой-нибудь мелкий ремонт, красит. Окреп за этот год, набрал вес. И анализы пришли в норму.

– Наблюдаю за собой. Я понимаю не то, что мне нельзя, для меня это просто смертельно. Если позволю себе выпить рюмку алкоголя, утром проснусь со шприцом в руке.

В Центре социальной адаптации постоянно живут 20 человек: взрослых мужчин, которые ищут работу, устраивают свою жизнь, продолжают выздоровление от зависимости. Они обеспечивают себя сами (это важный элемент реабилитации): покупают продукты, готовят еду.

Ресурсы фонда ограничены, а нынешняя кухня пришла в негодность и почти развалилась. Чтобы подопечные «Диаконии» могли и дальше жить в социальной квартире, нужно 152 755 рублей. Эти средства нужны для покупки нового кухонного блока, плиты, вытяжки, мойки и смесителя. Просим помочь!

– Недавно встретил жену в городе. Поговорили, она мне телефон сына дала. Ему уже 19 лет, учится на программиста. А мне страшно звонить. Я пока ему письмо пишу, – говорит Михаил.

Источник: Милосердие.ру

Архив статей по месяцам