Главная » Архив » Новости » Зависимые подростки и пенсионеры, наркол…
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
Зависимые подростки и пенсионеры, наркология и приход. О чем говорили на антинаркотической секции: продолжение

В прошлой публикации мы рассказали о выступлениях на антинаркотической секции Р.И. Прищенко, Т.С.Бузиной, Ю.Б. Шевцовой, Т.В, Клименко, Н.Г. Лосевой. Еще ранее — о докладе епископа Каменского и Алапаевского Мефодия, руководителя Координационного центра по противодействию наркомании, и выступлении генерал-лейтенанта А.И. Храпова, начальника Главного управления по незаконному обороту наркотиков Главного управления МВД России. Сегодня — представляем вниманию читателей доклады В.Д. Москаленко, И.П. Кутяновой, Т.Н. Дудко, Ю.Е. Скалина, В.Г. Афониной.

Секрет семьи и пропавшие ложки

«Семья наркомана» — этой теме был посвящен доклад выдающегося семейного психотерапевта и психиатра-нарколога доктора медицинских наук Валентины Дмитриевны Москаленко.

— Мне часто приходилось слышать: «Ну, как так может быть, что мальчик из благополучной семьи употребляет наркотики?» — так начала свое выступление Валентина Дмитриевна. И пояснила, что наука не оперирует такими понятиями: благополучная семья или неблагополучная, хорошая или плохая. Психология делит семьи на полные и неполные (исходя из структуры семьи) и на функциональные и дисфункциональные (исходя из того, как семья функционирует).

Валентина Дмитриевна пояснила, что дисфункциональная семья — это не собрание людей мало знающих или имеющих какие-то недобрые установки. Это собрание людей, живущих по неверным, нездоровым психологическим правилам. А потому в такой семье создается необходимая почва для формирования зависимости.

Конкретными живыми примерами докладчик проиллюстрировала все признаки дисфункциональной семьи. Один из них — отрицание проблем и жизнь в иллюзиях.

— Я не знаю ни одной семьи, когда бы за помощью к врачу родители (пусть даже одни, без зависимого сына или дочери) обратились в первый год употребления наркотиков. Во всех случаях прошло минимум два года от начала употребления. А бывает, что проходит и целых семь лет…

Другой признак дисфункциональной семьи — недостаток теплых задушевных отношений.

— Одна мама рассказывала, что проблемы сына в семье заметили лишь тогда, когда из дома стали пропадать ложки, в которых он, судя по всему, приготавливал наркотик. А до этого долгое время в семье «все было хорошо». Здесь не разговаривали о чувствах и интересах, не контактировали взглядами, каждый был сам по себе…

Еще один признак дисфункциональности — наличие секрета семьи, создание видимости благополучия при реальной беде. Ведущая привела такой пример: женщина признается, что никому о проблемах с сыном не рассказывает, даже своей матери. «Если мама узнает, что ее единственный внук наркоман, то не переживет», — говорит она. А через неделю практически то же самое Валентина Дмитриевна услышала от бабушки: она просила сохранить в секрете от дочери наркозависимость внука…

— Вот так зачастую близкие люди скрывают друг от друга то, что давно стучится в дверь… При этом обслуживание секрета семьи требует больших психических сил, которые гораздо целесообразнее было бы потратить на созидание — на лечение, помощь, развитие.

Дисфункциональная семья — это не приговор. Путем вовлечения одного или нескольких членов семьи в терапию можно превратить дисфункциональную семью в функциональную — живущую по здоровым психологическим законам.

В перерыве многие участники антинаркотического форума подходили к Валентине Дмитриевне — благодарили за интересный доклад, консультировались по вопросам созависимости.

Презентацию доклада можно скачать по ссылке: Доклад В.Д. Москаленко «Семья наркомана».

Церковь и госнаркология: опыт и идеи Калининграда

С большим интересом участники чтений выслушали доклад главного врача Калининградского областного наркологического диспансера Юрия Евгеньевича Скалина. Его выступление было посвящено теме организации взаимодействия наркологической службы и православного прихода.

Докладчик отметил, что Калинградская область активно развивает сотрудничество Церкви и Минздрава в сфере помощи наркозависимым. Напомним: в конце прошлого года на выездном заседании рабочей группы совместной комиссии Церкви и Министерства здравоохранения РФ было решено обобщить этот опыт в виде подготовки методических рекомендаций для других регионов.

Юрий Евгеньевич назвал основные проблемы в организации системы раннего выявления наркозависимости. Это, во-первых, недоверие наркологических пациентов в связи с постановкой на учет и стигматизацией, во-вторых, отрицание болезни и позднее обращение за помощью и, в-третьих, отсутствие системы профессиональной мотивации вне наркологической службы.

— Мы стали понимать, что без наших «смежников» нам не обойтись, — отметил Юрий Скалин. — На наш взгляд, можно говорить о церковном приходе как о первичном элементе системы раннего выявления зависимости и вовлечения пациентов в наркологическую помощь.

По словам докладчика, приход — это, по сути, и есть «мотивационный пункт спасения». Юрий Евгеньевич отметил, что священники имеют достаточные навыки мотивационной работы, но важно обучить их практическим техникам и методам раннего выявления и профилактики распространения наркомании и алкоголизма. В итоге приход сможет мотивировать зависимых на обращение в низкопороговый мотивационный центр.

Выступающий отметил и большую роль священнослужителя в окормлении государственного наркологического стационара. В этой деятельности — несколько составляющих: 1) совершение богослужений, 2) совершение Таинств, 3) организация и проведение «воскресной школы» (практически в любом отделении в воскресенье пациенты ничем не заняты), 4) формирование у пациентов духовно-нравственных ценностей («Исходя из сформированных духовно-нравственных ценностей человек может отказаться от наркотиков. Но кто как не священник поможет в формировании этих духовно-нравственной базы?» — отметил Ю.Е. Скалин) И катехизация. Это тоже основа мотив работы, 5) катехизация.

Юрий Скалин отметил и важность организации в каждой епархии сообществ наркологических больных. Эта деятельность предусматривает несколько аспектов: формирование приверженности к лечению синдрома зависимости, предоставление зависимым информационных услуг в области наркологической помощи (индивидуальное консультирование, телефон доверия), тесное взаимодействие приходов и наркологических стационаров.

По окончании доклада Ю.Е. Скалина руководитель Координационного центра по противодействию наркомании назвал причину, почему именно Калининград вошел в пилотный проект Церкви и Минздрава по реабилитации наркозависимых.

— Юрию Евгеньевичу с его замечательной командой в рамках наркологической клиники удалось организовать, по сути,  мотивационный центр как часть реабилитационной программы. Нам бы хотелось войти с духовными компонентами в том числе и в эту программу, отработать это взаимодействие, — отметил владыка Мефодий.

 

Однако по поводу прозвучавшей в докладе идеи, что приход может стать мотивационным пунктом, владыка Мефодий заметил:

— Я должен вас разочаровать (и это наше общее разочарование): мы не умеем работать с людьми, которые не хотят ходить в церковь. Наркозависимых в церковь призвала не Божия благодать — их сюда затащила болезнь. Они пришли в храм не для того, чтобы молиться, подвизаться и спасаться… Миссионерский компонент в Церкви пока пробуксовывает, и эту часть мотивационной работы по спасению и лечению надо еще осваивать…

Презентацию доклада можно скачать по ссылке: Доклад Ю.Е. Скалина «Организация взаимодействия наркологической службы и прихода Русской Православной Церкви».

Терапевтическое сообщество против «медового месяца зависимости»

Как вести работу с подростками, имеющими опыт употребления наркотических и психотропных средств? Об этом участникам антинаркотической секции рассказала руководитель Центра индивидуальных программ реабилитации и руководитель кафедры социально-психологической реабилитации факультета психологии РГСУ кандидат психологических наук Ирина Петровна Кутянова.

Докладчик отметила, что в работе с подростками обязательно должны присутствовать два дополнительных компонента — педагогический и образовательный. Кроме того, нужно учитывать и психологические особенности: с одной стороны, у подростков более гибкая психика, еще нет сформированной зависимости, а с другой, отсутствует мотивация на прекращение употребления дурмана. При этом мотивационный компонент является ключевым.

Чаще всего подросток находится на стадии «медовый месяц зависимости». У него все хорошо. Он еще не выяснил, в чем же вред от наркотиков. В реабилитационный центр его приводят родители. Надо с ним работать. Но как включить подростка в программы? — задала вопрос выступающая. — На первом этапе приходится сталкиваться с большим недоверием, сопротивлением со стороны подростка.

Ирина Петровна отметила, что важно не только то, чтобы ребенок перестал употреблять психоактивные вещества, но и то, чтобы он стал нормально себя вести, продолжил учебу, перестал нарушать закон. Ведущая назвала основные методы и подходы ресоциализации подростков группы риска.

По словам докладчика, реабилитационные программы, где воспитаннику приходится много писать и говорить, занимаясь аналитической работой, не подходят для подростков. Наиболее приемлема для подростковой реабилитации программа терапевтического сообщества. По этому принципу (в основе — идеология российского педагога А.С. Макаренко или европейские наработки) действуют все подростковые реабилитационные центры.

— В процессе реабилитации идет воспитание созидания, честности, ответственности — эти цели ставит перед собой терапевтическое сообщество, — отметила Ирина Петровна.

Ведущая признала большую важность духовно-ориентированного подхода к ресоциализации подростков и необходимость развивать это направление.

Психолог назвала два типа социальных отклонений у подростков: 1) агрессивный (хулиганство, оскорбление и др.), 2) социально-пассивный (уклонение от работы, учебы, бродяжничество, в крайнем проявлении — суицид). «Если ребенок спокоен, это еще не значит, что все у него хорошо», — уточнила Ирина Кутянова.

Ведущая подробно остановилась на видах психо-коррекционной работы и принципах оказания помощи. Участникам секции Ирина Петровна порекомендовала изданную буквально на днях книгу «Технологии реабилитации несовершеннолетних, имеющих наркотическую и иные формы зависимостей».

В качестве практического примера реабилитационной программы для подростков ведущая рассказала о проекте «Школа жизни», который реализуется совместно с УФСИН по г. Москве. В течение 2 месяцев (в ходе 8 занятий) у ребят, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях и районных социальных центрах в связи с употреблением наркотиков, специалисты формируют мотивацию к здоровому и трезвому образу жизни.

Презентацию доклада можно скачать по ссылке: Доклад И.П. Кутяновой «Практические методы и технологии работы с подростками, имеющими опыт употребления наркотических и психотропных средств без назначения врача».

Пенсия как фактор… риска

Если предыдущий доклад был посвящен подросткам, то следующий — зависимым пожилого возраста. Актуальную, но не так часто поднимаемую проблему представил вниманию собравшихся академик РАЕН, руководитель отдела реабилитации Национального научного центра наркологии Минздрава России доктор медицинских наук Тарас Николаевич Дудко. Тема его доклада: «Проблемы оказания лечебно-реабилитационной помощи лицам пенсионного возраста«.

  

Выступающий обосновал важность развития науки геронтонаркологии. Сегодня под наркологическим наблюдением находится более 2 миллионов россиян. Больные алкоголизмом в возрасте 60 лет и старше составляют 11,9 %. Это 204 579 человек или даже 247 560 (если учитывать употребляющих алкоголь с вредными последствиями).

При соотношении женщин и мужчин, зависимых от алкоголя, 1:4, можно предположить, что в стране насчитывается порядка 62 тысяч женщин и 186 тысяч мужчин в возрасте от 60 лет с таким заболеванием. И это только официальная статистика…

Ведущий отметил, что «вхождение в старость» чаще всего происходит на фоне снижения уровня жизни и социальной активности и влечет за собой не только бедность и экономическую подневольность, но и чрезмерное ухудшение здоровья. Тем самым усугубляется социальная изолированность, психическое и психологическое неблагополучие. Все это способствует тому, что пожилые и старые люди попадают в группу высокого риска, становятся очень зависимыми от медико-социальных и экономических услуг и особенно нуждаются в медицинской и психологической поддержке. На деле же пациентам с алкогольной зависимостью в медучреждениях не уделяется необходимого «наркологического» внимания.

Тарас Николаевич рассказал о проведенном исследовании двух групп пациентов 60-70 лет, больных алкоголизмом. Первую группу составили 43 человека, у которых алкоголизм сформировался до ухода на пенсию, вторую 35 человек, алкогольная зависимость появилась после пенсии.

Что мотивирует пожилых зависимых на лечение? Исследование показало, что это, прежде всего, относительно плохое состояние здоровья, тяжелое похмелье, одиночество,  безденежье. Почти каждый третий отмечал желание приобщиться к религии и «избавиться от чувства греха и вины». Больные подчеркивали, что хотят «заслужить перед Богом прощение и спокойно умереть», а также избавиться от алкогольной зависимости, «чтобы дети, внуки не поминали их плохими словами». Вот эти мотивы способствовали приобщению пациентов к лечению и активно конкурировали с мотивом патологического влечения к алкоголю. Определенное значение имела и мотивация на лечение со стороны родственников алкоголезависимых пациентов.

В обеих группах  особо быстро прогрессировало злоупотребление алкоголем спустя 6-12 месяцев  после ухода на пенсию: больные и их родственники объясняли это «бездельем», отсутствием перспективы трудоустроиться, ощущениями гнета социальной невостребованности, разочарованием в социальной  системе страны, ухудшением физического здоровья.

— Формированию алкоголизма после ухода на пенсию также способствуют резкое изменение образа жизни, смена стереотипов, сопровождающиеся социальной дезадаптацией, чувством одиночества, депрессиями, дисомническими расстройствами, — отметил докладчик. — У большинства пациентов периоды злоупотребления алкоголем часто осложнялись сердечно-сосудистыми заболеваниями, гипертоническими кризами, нарушениями мозгового кровообращения, ухудшением памяти, астеническими расстройствами, сексуальной слабостью.

Успех лечения (ремиссии 1-2 года) у обеих групп больных достигался  в тех случаях, если пациенты были  госпитализированы в реабилитационные центры с пребыванием в них не менее 3-6 месяцев с последующей противорецидивной терапией в амбулаторных условиях. Вместе с тем, в виду отсутствия в стране государственных реабилитационных центров для лиц старшего нетрудоспособного возраста, выдержать столь продолжительные сроки реабилитации, особенно при низких пенсиях и необходимости оплачивать содержание в ряде реабилитационных центров, удавалось лишь 9,7% больных. Отсутствие амбулаторных противорецидивных медицинских и социальных реабилитационных программ для лиц пожилого и старческого возраста и вынужденная безработица являлись основными причинами рецидивов.

Показательно, что большинство больных (особенно — второй группы) активно избегали лечения в государственных наркологических учреждениях, так как учет представлялся  им неким унижением и несправедливостью.

— В работе с пациентами пожилого и старческого возраста следует учитывать их личностные особенности. Так, среди пожилых людей очень часто встречаются молчаливые, замкнутые, подчеркивающие свое недоверие к посторонней помощи в решении их проблем и работе психолога, в частности. Скрытность для них является своего рода ширмой, за которой они прячут свою неуверенность и низкую самооценку, — отметил докладчик. — В работе с такими людьми следует быть предельно лаконичными, использовать простые и четкие тезисы, реальные, конкретные факты.  Пациенты охотно следуют советам и инструкциям,  произнесенным уверенным, но не выходящим за рамки уважительного отношения к старости тоном…

Докладчик отметил, какое большое значение в профилактике и лечении зависимости  имеет поддержка, спокойное и доброжелательное отношение родных и близких пожилого человека

По окончании этого выступления епископ Каменский и Алапаевский Мефодий отметил, что доклад Тараса Николаевича Дудко, признанного специалиста в данной области, добавил важные для развития темы зависимости замечания.

Презентацию доклада можно скачать по ссылке: Доклад Т.Н. Дудко «Проблемы оказания лечебно-реабилитационной помощи лицам пенсионного возраста«.

Завершил антинаркотический форум доклад Виктории Геннадьевны Афониной «Программы профилактики рискованного поведения и ВИЧ/СПИДа для детей и молодежи«.

В выступлении прозвучала не только подробная характеристика программ «Ладья» (для подростков), «Живая вода» (для младших школьников) и «Дорога к дому» (для студентов), но и был обобщен опыт их применения в Брянской области. Например, по программе «Ладья» занимаются учащиеся общеобразовательных школ, школ-интернатов, воскресных приходских школ, несовершеннолетние осужденные в колониях.

— Профилактика рискованного поведения в данных программах ведется посредством формирования системы духовно-нравственных ориентиров, — отметила Виктория Геннадьевна. — Когда человек имеет духовно-нравственные ценности, ему есть на что опираться. Тогда человек будет делать осознанный выбор в сторону добра.

Презентацию доклада можно скачать по ссылке: Доклад В.Г. Афониной «Программы профилактики рискованного поведения и ВИЧ/СПИДа для детей и молодежи».

Антинаркотическая секция организована и проведена Благотворительным фондом святого праведного Иоанна Кронштадтского при поддержке Конкурса грантов Президента Российской Федерации.

Источник: соб инф.

Архив статей по месяцам