Главная » Архив » Новости » Роман Прищенко. Церковь и наркомания: пе…
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
Роман Прищенко. Церковь и наркомания: перед лицом новых вызовов и новых возможностей

Известный клинический психолог и специалист в области реабилитации наркозависимых Роман Прищенко анализирует развитие церковной помощи наркозависимым за два с половиной десятилетия, поднимает актуальную проблему подготовки кадров для антинаркотической работы в Церкви и предлагает пути решения. Материал данной статьи лег в основу секции «Подготовка кадров в центрах помощи наркозависимым», которая на днях была проведена на III Всероссийском слете православных центров помощи наркозависимым.

Справка об авторе

Роман Иванович Прищенко – директор православного центра социальной реабилитации и адаптации «Рехаб Воскресенье», член правления БФ св. прав. Иоанна Кронштадтского, специалист по проблеме зависимостей. Имеет высшее богословское (Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет) и высшее психологическое образование (Московский Государственный Гуманитарный Университет им. М. А. Шолохова). Занимается реабилитацией наркозависимых с 2000 года. Работал в различных светских реабилитационных центрах и православных организациях. Проходил обучение и стажировки в России и за рубежом (Польша, Германия).

В 2010-2011 гг. участвовал в работе экспертной группы по подготовке и написанию документа «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых» в рамках Межсоборного присутствия. В 2010-2012 гг. руководил направлением по противодействию наркомании в Отделе по церковной благотворительности и социальному служению.

Автор книги «Азбука помощи наркозависимым: православный взгляд» (2014). Соавтор книг «Методология социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине» (2011), «В храм пришел наркозависимый. Как помочь?» (2013), «Создание мотивационно-социального центра для людей, зависимых от психоактивных веществ» (2018). Автор статей по проблемам наркозависимости.

Свои комментарии можно присылать автору по электронной почте: roman.prishchenko@gmail.com.

Церковная помощь наркозависимым людям: 25 лет спустя

Такое направление церковно-социального служения как помощь наркозависимым людям и их близким началось в России немногим больше двух десятилетий назад. По сравнению с другими видами диаконии – например, помощь пожилым или деятельность общин сестер милосердия – помощь наркозависимым можно назвать самым молодым видом служения. Сравниться с ним возрасту может лишь помощь ВИЧ-инфицированным людям. Связано это с тем, что наркомания стала проблемой мирового уровня лишь в середине XX столетия, а в России еще позже – в начале 1990-х годов.

Церковь включилась в помощь тем, кто попал в наркотический плен сначала силами энтузиастов-одиночек, затем силами приходов и монастырей, братств и сестричеств. В силу новизны и специфичности проблемы процесс помощи поначалу развивался стихийно и точечно.

Со временем накопленный опыт помощи осмысливался, его недостаток восполнялся возможностью знакомства со светскими подходами – и отечественным, и зарубежным; повышался уровень компетентности мирян и священнослужителей, происходило знакомство и объединение энтузиастов. Стали активно развиваться долгосрочные стационарные реабилитационные программы, как на церковных приходах и в монастырях, так и под их непосредственным окормлением. Все это положило начало развитию будущей системы помощи и уникальных подходов – и сугубо церковных, и смешанных. Так прошли два десятилетия.

Возможно, что этого было бы и достаточно, если бы рост наркомании остановился, а число ищущих помощи не увеличивалось, но этого, к сожалению, не произошло. Рост наркотической эпидемии поставил перед Церковью необходимость участия в решении проблемы на совершенно другом уровне. Чтобы вывести помощь наркозависимым и их близким на иной, более организованный систематический уровень, в течение последних 8 лет были предприняты важные шаги.

Прежде всего, для координации антинаркотической деятельности на общецерковном уровне в октябре 2010 году в структуре Отдела по церковной благотворительности и социальному служению был создан Координационный центр по противодействию наркомании. Чтобы объединить усилия Церкви и государства на этом поприще, в декабре 2010 года было заключено Соглашение о взаимодействии Русской Православной Церкви и Государственного антинаркотического комитета.

В рамках этого Соглашения для финансирования церковных инициатив в области противодействия наркомании в августе 2011 года был создан Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского, учредителем которого стал Отдел по церковной благотворительности и социальному служению. С 2011 года и по сегодняшний день фонд успешно участвует в различных конкурсах на получение грантов и субсидий – реализовано 17 проектов от 6 грантооператоров на общую сумму более 100 000 000 рублей.

В начале 2012 года была подготовлена «Методология социальной реабилитации в церковной общине»[1], в которой обобщен и структурирован сугубо церковный опыт решения проблемы помощи наркозависимым людям (в 2013 году вышла ее вторая редакция). А в декабре 2012 года после почти двух лет подготовки и соборного обсуждения был принят концептуальный документ «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых»[2]. Документы определили понятие наркомании как греха и болезни, выразили отношение Церкви к наркозависимым, обозначили принципы церковного понимания реабилитации и основы построения реабилитационного процесса, конкретизировали задачи общецерковного и епархиального уровней, а также взаимодействие с государственными структурами.

18 июня 2015 года в рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке в Москве состоялось подписание Соглашения о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Министерством здравоохранения Российской Федерации, одна из статей которого предусматривает взаимодействие в сфере оказания духовной и медицинской помощи лицам, страдающим алкогольной зависимостью, токсикоманией, наркоманией, игроманией.

Созданы общецерковные информационные интернет-ресурсы: в 2013 году –  http://www.protivnarko.ru/ и в 2018 году – https://ioannfond.ru/, на которых можно найти базовую и оперативную информацию о церковной антинаркотической деятельности.

С 2011 года были проведены 4 съезда руководителей православных реабилитационных центров и 8 антинаркотических секций в рамках ежегодных Международных Рождественских Образовательных Чтений. С 2017 года проводятся ежегодные слеты православных реабилитационных центров – Подмосковье, Ленинградская область, а в этом году – Свердловская область.

Параллельно происходили изменения в развитии практической помощи. В ряде епархий открылись новые реабилитационные центры, появились новые компоненты системы помощи: кабинеты первичного приема, православные группы поддержки, амбулаторные программы и адаптационные квартиры. Присоединилось к работе много новых людей – священнослужителей и мирян, добровольцев и специалистов, вдохновленных идеей помощи наркозависимым людям. Усиление взаимодействия церковных общин привело к сплочению помогающих и переосмыслению реабилитационной деятельности, что позволило приступить к повышению ее качества и расширению содержания. Развитие обучающей и методической деятельности (выездные семинары, вебинары, конференции, слеты, стажировки, разработка методических пособий и обучающих программ) привело к повышению уровня компетентности помогающих и снижению стигматизации наркозависимых в церковной среде.

Также с самого основания Координационным центром накапливалась, обрабатывалась и анализировалась информация о церковной антинаркотической деятельности, что позволило в итоге сформировать достоверную и полную базу данных церковных организаций помощи. Ежегодно с целью обновления базы и решения ряда практических задач проводился мониторинг. Самые последние сведения о церковных организациях, помогающих наркозависимым и их близким, можно найти в книге-справочнике на сайте Координационного центра[3]. В книге представлена деятельность 48 организаций, занимающихся православной реабилитацией наркозависимых на территории 34 субъектов Российской Федерации и 41 епархии Русской Православной Церкви.

Благодаря всем этим мерам деятельность Церкви по противодействию наркомании стала приобретать черты системной работы и вышла на качественно иной уровень, в большей мере соответствующий запросу ищущих помощи наркозависимых и их близких.

Как видим, сделано немало, а предпринятые шаги привели к ощутимым результатам. И опять же – этого было бы и достаточно, но, к сожалению ситуация в стране и в мире поставила Церковь перед лицом новых вызовов. Во-первых, изменился мировой и отечественный нелегальный наркорынок – появилось много новых синтетических наркотиков с повышенным наркогенным потенциалом, а это ускорило динамику формирования зависимости и развитие сопутствующих психических расстройств у потребителей.

Настоятель Свято-Георгиевского прихода Кинешемской епархии игумен Силуан (Роубо) и насельник этого же прихода иеромонах Амвросий (Михайлов), которые занимаются реабилитацией наркозависимых с 1994 года, говорят о появлении «нового поколения» воспитанников на приходской реабилитации: они имеют больше психических проблем, в первые месяцы реабилитации у них сильнее выражены проявления компульсивного влечения к наркотику, они менее сдержаны и намного чаще без благословения прерывают курс реабилитации – так проявляется разрушительное влияние новых синтетических наркотиков.

Во-вторых, наркотики стали намного доступнее из-за появления современных технологий продаж, а это повлияло на средний возраст потребителей – наркомания сильно помолодела. В-третьих, из-за роста масштаба проблемы наркомании и сложности в ее преодолении возникла необходимость в повышении потенциала церковно-социального служения в этом направлении, а также в расширении круга взаимодействия с государственными, общественными и бизнес-структурами.

С учетом этих факторов сейчас как, впрочем, и всегда невероятно остро стоит вопрос о подготовке новых делателей в поле церковной антинаркотической работы, а  также повышении качества служения и освоении новых профессиональных технологий для тех, кто уже вовлечен в эту непростую сферу помощи..

О точках роста церковной антинаркотической системы

В упомянутом выше концептуальном документе «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых» большинство задач по развитию церковной антинаркотической системы помощи связаны с образовательной и методической деятельностью.

На общецерковном и епархиальном уровне в этот комплекс входит подготовка сотрудников и добровольцев для работы с наркозависимыми в церковных общинах, создание ресурсных центров на базе церковных общин для проведения обучающих мероприятий и стажировок духовенства и церковных работников, подготовка и издание методических материалов. Также стоит задача ввести в соответствующие учебные курсы духовных учебных заведений разделы, посвященные проблемам зависимости от психоактивных веществ и работе с людьми, попавшими в такую зависимость.

На уровне взаимодействия с государственными структурами и общественными организациями этот комплекс дополняется задачами по профессиональной подготовке и переподготовке сотрудников реабилитационных центров, медиков, психологов, педагогов и специалистов социальной сферы для работы с наркозависимыми, а также разработке и реализации образовательных программ и программ повышения квалификации в этой области. Сюда же входит и организация совместной информационно-просветительской деятельности среди подростков и молодежи, направленной на духовно-нравственное становление личности и профилактику девиантного поведения, а также сотрудничество с авторитетными представителями научного сообщества в области развития реабилитации наркозависимых.

Евгений Николаевич Проценко, руководитель христианского благотворительного фонда «Старый Свет», который порядка 30 лет помогает зависимым людям и их семьям, считает, что «без адекватного участия государства в решении проблемы наркомании и без понимания священнослужителями и церковными сотрудниками важности решения личных проблем церковная помощь зависимым людям и их близким будет ограничиваться лишь информированием».

Очевидно, что фундамент для продолжения образовательной и методической работы в предыдущие годы заложен. Но учитывая масштаб вызова, количество существующих проблем в этой сфере и многозадачность этой деятельности можно уверенно сказать, что впереди еще много работы. При этом возникает несколько вопросов. Как реализация комплекса вышеозначенных задач может осуществиться на практике? Какие для этого существуют возможности? И что важно понимать, учитывая актуальную ситуацию, опираясь на существующий церковный практический опыт и прогнозируя перспективы развития?

Актуальные проблемы образования в сфере социальной реабилитации

В России долгие годы не развивались подходы, направленные на образование в сфере социальной реабилитации и ресоциализации алко- и наркозависимых лиц, несмотря на то, что в области наркологии образовательные стандарты подготовки специалистов (в том числе социальных) существуют с 1993 года.

С июня 2016 года для всех специалистов, работающих в области социальной реабилитации, стал обязательным к применению новый Профессиональный Стандарт «Специалиста по реабилитационной работе в социальной сфере»[4]. В связи с этим, перед российскими образовательными учреждениями была поставлена задача разработки эффективных моделей для подготовки специалистов по проблемам зависимости, сформированных на основе соответствующих профстандартов. Кстати, о существовании этого Стандарта большинство специалистов никогда не слышали.

Некоторые российские образовательные учреждения уже приступили к разработке и реализации образовательных программ для внедрения вышеуказанного стандарта. Может быть, направить церковных специалистов для обучения в эти программы и тем самым решить проблему? Анализ этих программ показал следующее.

В каждом конкретном ВУЗе данные программы разрабатываются не с точки зрения сложности и многогранности проблемы зависимости, а с точки зрения своей отрасли и субъективного понимания самой болезни зависимости, что приводит к узкопрофильности в их содержании.

Мало того, российский образовательный опыт в решении проблемы наркозависимости секуляризирован и характеризуется чрезмерным акцентом на медицинских и психосоциальных аспектах – в них отсутствует теологический модуль.  А в церковной реабилитации наркозависимых с учетом био-психо-социальных аспектов проблемы акцент делается на духовной составляющей, что должно находить свое отражение в церковных программах подготовки сотрудников.

Помимо этого, акценты в имеющихся светских программах расставлены без учета того факта, что образовательный процесс как неотъемлемая часть жизни каждой личности направлен не столько на эгоистические притязания и потребности человека, сколько на возможность преобразовать все ресурсы, получаемые от обучения и устремить их на социально-значимую деятельность, служение Церкви, государству и обществу, а уже через эту деятельность формировать самоидентичность и экзистенциальное предназначение.

Другими словами, упускается из вида, что помогающий – это всегда больше, чем просто специалист, а путь помогающего – не то же самое, что профессиональный или карьерный рост. Чтобы помочь измениться наркозависимому, помогающий прежде должен в себе воспитывать евангельского человека. В этом случае выбранный им путь, путь христианского служения обретает глубокий нравственный смысл, становится путем личного возрастания во Христе и способствует раскрытию им в себе образа Божия.

При этом знание специфики проблемы наркозависимости и знание нравственных основ помощи необходимо, но это знание не может иметь самостоятельного значения, а обретает смысл лишь если у помогающего есть любовь к Богу и к ближнему.

Такое положение дел приводит к появлению специалистов, доминирующим аспектом у которых является получение профессиональных компетенций (в лучшем случае), а не формирование личной духовно-нравственной культуры и развитие смыслообразующих ценностей. Они не могут связать свое вероучение с процессом помощи, не понимают, что в центре этого процесса – Господь, а не специалист, а их подопечные обращают внимание в первую очередь на личный пример жизни во Христе, а не на уровень знаний сотрудника. При таком подходе, по словам протоиерея Вадима Леонова, «появляется все больше специалистов-функционеров, которые выполняют свои профессиональные задачи, но на личностном уровне остаются ограниченными и в глубине души несчастными людьми»[5].

Вспоминается один случай. Я проводил семинар для светских специалистов из коммерческих реабилитационных центров. С целью подчеркнуть важность осознанной антропологической основы в личной практике консультирования я попросил участников выполнить простое упражнение – ответить на три вопроса: кто я? В чем смысл моего пребывания в этом мире? Куда я иду? Каково же было мое удивление, когда из почти 30 участников внятный ответ я услышал лишь от одного (!). Как потом оказалось он прошел длительную реабилитацию в католическом центре. После этого упражнения одна из участниц, психолог по образованию, испытавшая серьезные затруднения с ответами на поставленные вопросы спросила, когда же мы наконец начнем заниматься делом – освоением практических техник консультирования. Где-то через полчаса она ушла.

Поэтому обучение церковных социальных работников и добровольцев только в светских ВУЗах лично мне представляется частичным решением проблемы. Особенно, если они – недавние воспитанники церковных реабилитационных центров.

Есть и еще одна существенная проблема – несовершенство нормативно-правовой базы по социальной реабилитации наркозависимых людей в России. Нормативный потенциал, который существует, не работает в полной мере: правовые основы для осуществления социальной реабилитация не созданы – нет даже такого определения как «социальная реабилитация», меры социального понуждения к лечению и реабилитации не имеют четких механизмов реализации, критерии социальной реабилитации не определены, методическая литература по этой теме отсутствует, как и легитимная система социальных учреждений. Те документы, которые созданы, не работают и нуждаются в практическом осмыслении и переработке. Весь комплекс проблем по снижению спроса на наркотики лежит на плечах системы здравоохранения. И это при том, что социальная реабилитация пользуется огромным спросом у людей. Так как в наркологической системе реабилитационное звено оказалось самым слабым, за дело взялись сотни негосударственных организаций, в том числе и церковных. Возникает риторический вопрос – чем мы тогда занимаемся и на основании чего?

Протоиерей Андрей Лазарев, настоятель Вознесенского храма г. Кимры, директор Центра помощи наркозависимым «Радуга» в связи с таким положением дел совершенно справедливо утверждает, что с нормативно-правовой точки зрения «помогая страждущим от алкоголя и наркотиков, организовывая церковные реабилитационные центры, мы занимаемся самодеятельностью».

Комплексная модель практической подготовки специалистов по реабилитационной работе в церковно-социальной сфере

Ответом на сложившуюся ситуацию с учетом уникального практического опыта церковной реабилитации и потенциала может стать создание сугубо церковной модели подготовки специалистов по реабилитационной работе. Какие компоненты из наработанного опыта и возможностей можно использовать для создания образовательной модели? Обозначим из них те, которые представляются нам приоритетными.

Единое смысловое поле

Несмотря на то, что работа над созданием смыслового поля церковной реабилитации продолжается, уже можно очертить его границы. Центр этого поля – православное вероучение. Остальные его элементы проработаны и сформулированы в созданных пособиях по церковной реабилитации, отдельные из них нуждаются в расшифровках и уточнениях. Актуальная проблема на сегодня – использование специальной терминологии из различных сфер научного знания – медицины, психологии, педагогики, социологии, аддиктологии – которая очень часто имеет чуждые смыслы для церковной реабилитации.

В этот же компонент входит подготовка и издание методической литературы по главным и второстепенным вопросам и проблемам церковной реабилитации. Отдельная тема – адаптация богословской и специальной литературы, а также перевод иностранных пособий.

Немаловажной в этом ключе представляется также разработка стандартов и критериев реабилитационного процесса. Часть этой работы уже проведена – в октябре 2017 года на IV съезде руководителей православных реабилитационных центров были утверждены Критерии оценки реабилитационной деятельности канонических подразделений Русской Православной Церкви и находящихся под эгидой Церкви организаций, оказывающих помощь лицам с наркологическими расстройствами. Сейчас происходит процесс объединения этих структур в единую сеть. Процесс продвигается медленно, возникает много сложностей и препятствий. Если эта задача успешно реализуется, эффективность их взаимодействия значительно повысится.

Успешные модели церковной реабилитации

Модель – это успешный, проверенный временем авторский практический подход в осмыслении и решении проблемы зависимости на основе соединения мирового реабилитационного и церковного опыта. Такие модели созданы в Выборгской, Санкт-Петербургской, Кинешемской, Кемеровской, Екатеринбургской, Московской, Воронежской, Калининградской, Тверской епархиях. Почему присутствие этого компонента необходимо?

В «Методологии социальной реабилитации в церковной общине» помимо церковного подхода рассматриваются и другие, достаточно известные, которые многими специалистами считаются наиболее эффективными с точки зрения практической помощи наркозависимым: программа «12 шагов», Миннесотская модель и модель терапевтического сообщества.

В процессе творческих экспериментов, в результате сочетания личных взглядов и предпочтений руководителей центров, влияния профессионалов, местных реалий и других факторов на основе этих подходов возникли авторские церковные модели – разнообразные по форме и содержанию.

Знание об этих моделях (некоторые из них частично уже описаны) и погружение в практический процесс помощи, позволит каждой церковной организации, приступающей к реабилитационной деятельности, ясно понимать, какую модель реабилитации ей наиболее целесообразно реализовать. Тем же, чья модель находится в процессе становления или уже сложилась – переосмыслить, обогатить и усовершенствовать свой опыт.

Нет модели, во всем являющейся лучшей, каждая имеет свои сильные и слабые стороны, свои «плюсы» и «минусы», свои ограничения. При этом модель социальной реабилитации в церковной общине и модель терапевтического сообщества являются приоритетными для развития в системе церковной реабилитации.

Эффективные технологии социальной реабилитации

Все технологии направлены на то, чтобы помочь воспитаннику прийти в себя, встать перед Богом, войти в церковное пространство, воспитать в себе нравственные чувства, приобщиться к церковным деланиям и вернуться к людям.

В первую очередь – это уникальные технологии, духовные делания, которые не применяются медициной и нерелигиозными реабилитационными центрами. Основными из них являются участие в Таинствах, молитва церковная и келейная, пост, изучение Писания и духовной литературы, индивидуальное духовное руководство, дела милосердия и трудовые послушания. Учитывая, что Церковь рассматривает наркозависимость прежде всего как греховную страсть, значение этих технологий нельзя недооценивать.

К светским технологиям можно отнести вовлечение в систему помощи и мотивационную работу, групповую работу и индивидуальное консультирование, профилактику и предотвращение рецидива и т. д.

Почему этот компонент важен в процессе образования? К сожалению, из-за различных искажений в личной духовной жизни многие сотрудники или неправильно доносят до воспитанников смысл этих деланий или обесценивают их влияние на личность и природу человека в процессе исцеления и восстановления отношений с Богом. Остро также стоит проблема применения светских технологий – это связано или с отсутствием специальных технологических знаний и навыков, или с их неадекватным применением, или с использованием деструктивных приемов, несовместимых с православным вероучением.

Профильные методические центры

Сегодня есть несколько ресурсных центров в системе церковной реабилитации, которые предоставляют возможность обучаться в формате стажировок или обладают кадровым и методическим ресурсом для проведения точечных тематических семинаров, тренингов, вебинаров. Ими накоплен уникальный теоретический и практический опыт, но при этом лишь у единиц из них есть необходимые ресурсы для организации комплексных долгосрочных программ обучения. Мало того, эти программы невозможно организовать на базе таких центров без серьезных дополнительных вложений – иначе процесс обучения станет реальной помехой реабилитационному процессу. К тому же руководители некоторых из этих центров не рассматривают обучающую деятельность в качестве приоритетной. Некоторые из этих центров организовывают курсы тематического усовершенствования или повышения квалификации совместно со светскими ВУЗами или духовными учреждениями, что в целом, конечно же, не решает проблему образования церковных специалистов в сфере церковной реабилитации.

На базе профильных методических центров помимо образовательной и методической деятельности, возможно также проведение научных исследований, взаимодействие с внешними экспертными сообществами, организация стажировок для светских организаций, разработка авторских и помощь в описании уже имеющихся программ, разработка тематических модулей по запросу для семинарий и отдельных НКО, сбор и формирование важной информации с последующим созданием банка данных и т. д.

Для реализации этого компонента модели достаточно организовать 2-3 методических центра, при этом начать можно с центрального региона – Москвы.

Особенности обучаемых и процесса обучения

Первая особенность в том, что наша целевая группа – молодежь и взрослые люди, которые занимаются церковно-практической деятельностью. Состав группы определяет подход обучения – динамический (в противовес академическому), учитывающий психологические принципы обучения взрослых. Их немного:

участники имеют жизненный опыт, в том числе и практический, который они хотят привносить в обучение,

для них важно, чтобы полученные знания можно было применить на практике,

они ждут равного общения, а не доминирующей роли обучающих,

для них важно взаимодействие в процессе обучения,

у них есть готовность и мотивация к получению знаний.

Епископ Каменский и Камышловский Мефодий, руководитель Координационного центра по противодействию наркомании ОЦБСС признает, что «обучение церковной реабилитации – это прежде всего процесс общения с мастерами своего дела, вживание в ритм, содержание и суть реабилитации. Нам в этом процессе нужно уходить от «академизма» и стремиться организовать живое обучение через стажировки, неформальные встречи, семинары-практикумы, тренинги и мастер-классы».

Живое обучение также важно в силу того, что общение со специалистами-экспертами – важная часть комплексного процесса образования, наряду с освоением теории и самообразованием.

Следующая особенность в том, что часть участников, и немалая, из нашей целевой группы – выпускники церковных центров, имеющих за плечами большие сроки употребления наркотиков и зачастую не имеющих опыта жизни в нормативном социуме по нормативным правилам, не говоря уже о жизни по заповедям. Из этого можно сделать несколько выводов, важных для педагогического дизайна.

Во-первых, начальные месяцы, а иногда и годы трезвости сопровождаются состоянием постабстинентного синдрома, который характеризуется нарушениями памяти, внимания, концентрации, стрессоустойчивости, физической координации, сна и неадекватным эмоциональным реагированием. Эти проблемы серьезно влияют на способность обучаться и требуют серьезных корректировок в процессе обучения.

Во-вторых, некоторые из них никогда и нигде, кроме начальной школы не учились и их нужно не только обучить, но и научить учиться. И наконец, таких участников обучения нужно постоянно мотивировать, так как в этом возрасте обучение на 70 процентов состоит из самообразования.

Вместо заключения

Подготовка сотрудников – одно из приоритетных направлений в системе церковной реабилитации наркозависимых. Но для успешного решения образовательных и методических задач, обозначенных в концептуальном документе «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых», важно учитывать:

— антропологические основания для образовательной деятельности – христианскую концепцию человека, представленную в Писании и Предании Православной Церкви, «так как исходное антропологическое представление определяет направление, масштаб, содержание, средства и возможностстатья той или иной гуманитарной практики»[6],

— правильную расстановку акцентов в обучении – примат духовного и личностного развития сотрудников над утилитарным,

— накопленный уникальный опыт церковной реабилитации,

— современное состояние и возможности образовательного и правового поля с сфере социальной реабилитации,

— психологические принципы обучения взрослых,

— личностные особенности участников обучения, находящихся в непродолжительной ремиссии из числа выпускников церковных реабилитационных центров.

На сегодняшний день в России из пятисот существующих центров социальной реабилитации алко- и наркозависимых людей порядка семидесяти учреждены РПЦ или находятся под ее патронажем. Это подчеркивает актуальность и востребованность образовательной модели, которая в полноте будет отвечать существующим потребностям сотрудников и добровольцев этих центров. К тому же, учитывая процент церковных реабилитационных центров от их общего количества в стране, можно утверждать, что создание и реализация такой модели станет серьезным и влиятельным вкладом в развитие Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков в Российской Федерации.

[1] URL: http://www.diaconia.ru/tag/books/51234e8aeabc882a7a000015

[2] URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2674661.html

[3] URL: http://www.protivnarko.ru/metodicheskiy-material111/

[4] Приказ Минтруда России № 681н от 18 ноября 2013 г.

[5] Леонов Вадим, протоиерей. Антропологическая структурность образовательной деятельности // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. 2014. Вып. 1 (32). С. 56–69.

[6] Леонов Вадим, протоиерей. Антропологическая структурность образовательной деятельности // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. 2014. Вып. 1 (32). С. 56–69

Архив статей по месяцам