Главная » Архив » Новости » «И радость, и страх ошибки». В…
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким

Логотип фонда ФОНД
«И радость, и страх ошибки». Воспитанник центра «Георгиевское» откровенно рассказал о пути преодоления зависимости на приходе

Вот уже более 20 лет в монашеской общине Свято-Георгиевского прихода, что находится в глухом селе на живописном берегу Волги, оказывают помощь людям, попавшим в наркотический плен. За это время  через добрые любящие заботливые руки монахов и специалистов прошли более 300 мужчин, многие из которых сегодня живут полноценной трезвой жизнью. Создали семьи, растят детей и делятся своим опытом с теми, кто только начал движение на этом сложном тернистом пути исцеления длиною в Жизнь. Сегодня в Георгиевском 15 воспитанников: при поддержке клириков, психолога и специалиста по социальной работе они получают шанс на возвращение к полноценной жизни. В течение почти 1,5 лет ребята учатся жить по-новому. Как меняется их мировоззрение, с какими трудностями сталкиваются и каким радуются  победам?.. Своими мыслями о пребывании в Георгиевском поделился один из воспитанников 24-летний Никита Квасов.

Впервые я узнал про Георгиевское из фильма «Пропадал и нашёлся». Я тогда был в глубоком употреблении, и всё, что увидел в фильме, показалось очень тяжёлым: старые избы, речка, лес, храм. Для меня такая жизнь на то время была совсем непривычной, отдалённой. Я уехал на 12-шаговую реабилитацию в Брянск, где пробыл шесть месяцев. В том центре нам снова показывали фильм про Георгиевское с тем подтекстом, что, вы, мол, еще жалуетесь, что вам торты к чаю не каждый вечер дают.

После прохождения 12-шаговой программы я поехал в монастырь святого праведного инока Далмата Исетского в город Далматово Курганской области. Там прожил семь месяцев в статусе трудника. Уехал из монастыря незапланированно, с сильной тягой, с приличной суммой денег и навязчивой идеей употребления. Приехал в Самару и… сорвался.

Понимал, что этот срыв — моя ошибка. Приехал домой, покаялся родителям, сделал выводы и проработал ошибку, на все это мне потребовалось три месяца. После этого у нас с отцом состоялся серьёзный разговор на тему дальнейших моих планов, и мы пришли к выводу, что 3-месячный курс в Георгиевском заполнит все мои недоработки и поможет восстановиться.

Я ехал в Георгиевское с тем же представлением, что сложилось по фильму. Морально готовился, что для меня наступит тяжёлое время. Когда приехал, потихоньку начал понимать, что приход идёт в ногу со временем и мои худшие опасения не особенно оправдались, страх спал. Правда, поселили меня в избу, которую я и ожидал. По ночам был дискомфорт, который потом исчез, и я понял, что другого места и не надо.

Сразу после приезда началась работа, которая мне нравилась. Все группы были по делу, без напряга и всякой лишней воды, как в другом центре, где у нас группы длились десять часов ежедневно. Каждый день в Георгиевском мне казался совершенно размеренным, умиротворённым и светлым.

Помню первое моё впечатление на группе, когда меня переполняли эмоции от того, что группу ведёт монах, а не новоиспечённый консультант, который сам трезв всего год и месяц, однако позволяет себе повышать голос и давать советы по ситуациям, в каких сам ещё ни разу не был. Теперь я почувствовал и терапию, и христианский дух, и понимание, и поддержку в группе.

Так вышло, что, когда я приехал, начался отъезд старых ребят и заезд новых. Сразу новые впечатления, новая информация, новая тяга. Этот период хочу отметить как положительный и в тоже время сложный.

В первые месяцы начались большие стройки, работы было много. В это время у меня был разгул страстей, которые я не совсем ещё осознавал и переносил. Была жаркая погода, духота, мошкара, комары — все условия, чтобы питать в себе раздражение и злость. В эти месяцы задания писались легко и твёрдо, поскольку в душе от прежней жизни были вина и сожаление.

Четвёртый и пятый месяцы моего пребывания показали мне мои страсти, я начал их потихоньку обличать на исповеди, но бороться с ними и не намеревался. Я находился в зоне комфорта и меня все устраивало. Работаешь, все выполняешь, делаешь потихоньку, всё как всегда. Слава Богу, подумывал тогда я.

На шестой и седьмой месяцы пребывания (был конец осени и начало зимы), я ощутил внутренний дискомфорт от того, что во мне мало что меняется. Нужно было начинать уже что-то делать, применять информацию, которую я получил из духовной литературы, и пора было понять, что Господь просто так не вылечит, пока ты не начнёшь потихоньку делать сам к этому шаги.

 

Моё мнение, что пребывание в Георгиевском якобы само меня лечит, рухнуло и пропало. Я начал отказываться от своеволия, воздерживаться от всего дурного. У меня в какой-то мере начало получаться, и я даже стал подумывать, что теперь так будет всегда. Но не тут-то было, мои страсти и искушения начали на меня обрушиваться с такой силой и напором, что я падал, в итоге плюнул и оставил все как есть. Принял для себя состояние безысходности и безнадёжности, осознав себя полным ничтожеством. Мне это состояние даже понравилось, поскольку я понимал, что в нем я не лицемерю перед Богом, а сознаю себя тем, кто я есть. Но в то же время опускались руки, ибо я знал, что это не делало меня чище. Так было, пока я не осознал, что покаяние — это изменение сознания и отношения к греху.

Восьмой-десятый месяцы зимы и начало Великого поста. Моя главная беда была в том, что я знал, что такое плохо и как с этим бороться, но ничего не делал, да и не мог. Не было сил и разумения. Это падение вниз головой помогло мне понять, что дано оно мне по заслугам. И если я остановлюсь и опущу руки, то по духовному закону я хоть и буду стоять на месте, однако продолжу падать, падать и падать.

Здесь я уже долго борюсь с чревоугодием… жру и борюсь. Со сквернословием борюсь, ругаюсь и каюсь, ругаюсь и каюсь. Это все неправильно, но ничего с собой я поделать не могу, я даже одно время думал, что я бесноватый, даже батюшке Силуану жаловался. Он говорил, что отчитывать меня не надо, а жить самому нужно в покаянии. Я все время сомневаюсь, а надо ли мне менять что-то, отрекаться от себя, ведь угождать себе так приятно и хорошо. Но со временем пришло понимание, что жизнь потребителя, чревоугодника, блудника и гордеца никак не совмещается ни с семейной жизнью в браке, ни с членством в Церкви, ни с тем, что говорит Господь.

Я понимаю, что буду гораздо счастливей и радостней, если попробую бороться с самим собой, угождать ближнему и надеяться на прощение Божие. Я это ощутил! Я это почувствовал! Я к этому стал потихоньку стремиться. Правда, не всегда получается. Ветхий человек во мне живёт и даже порой управляет мной. Но я принял решение и прошу помощи в этом у Бога, чтобы видеть в себе этого ветхого человека и по своим силам давать ему отпор. И в последнее время получается в борьбе со страстями видеть и отгонять помыслы Иисусовой молитвой. Для меня этот инструмент сейчас очень актуален и действенен.

Я понимаю, что моё время пребывания в Георгиевском подходит к концу, в душе появились радость, покой, интерес к будущему, но так же и сомнение и страх ошибки, падения, какого-то своеволия. Ведь здесь я уже привык к тому, что за меня всё решено, за меня уже все подумали, а я просто пошёл и начал делать. А будущее меня пугает тем, что совсем скоро придётся, как выросшему ребёнку, выйти во взрослую жизнь с блестящими глазами, интересом и страхом, страхом ошибиться. Помоги мне, Господи, держаться доброго и проходить мимо дурного. Аминь.

Никита КВАСОВ, с благословения настоятеля Свято-Георгиевского прихода игумена Силуана.

Также о центре помощи зависимым «Георгиевское» можно узнать на нашем сайте.

Архив статей по месяцам