Главная » Архив » Новости » Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий:…
Участие Церкви в национальной системе реабилитации наркозависимых
Координационный центр по противодействию наркомании ОЦБСС
Благотворительный фонд св. прав. Иоанна Кронштадтского
Деятельность епархий
Сотрудничество с государством
Профилактика наркомании
Технологии реабилитации
Зависимым
Родителям и близким
Мониторинг СМИ

Логотип фонда ФОНД
Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий: «Как безнаказанно грешить – не наша тема»

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Накануне прошел Всероссийский интернет-урок по профилактике ВИЧ.

Когда в начале ноября в Министерстве образования обсуждали Всероссийский онлайн-урок по профилактике ВИЧ, рабочее совещание завершилось досрочно. Исполнитель проекта Сергей Буланов, которому было поручено провести открытый урок, убежден: разговор о ВИЧ может быть только живым, без эвфемизмов. В Министерстве с этим были не согласны и призвали руководителя «Центра современных образовательных технологий» «избегать скользких тем», сосредоточившись на вопросах нравственности и целомудрия…

Как говорить с подростками о ВИЧ: половое просвещение и откровенность снижают или увеличивают риск вступить в опасные отношения? На вопросы портала «Правмир» отвечает епископ Каменский и Алапаевский Мефодий (Кондратьев), руководитель Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по благотворительности и социальному служению.

 – Является ли разговор о целомудрии и введение уроков нравственности гарантией от риска заразиться ВИЧ-инфекцией?

– Конечно, не является. Нет никаких гарантий хотя бы потому, что люди впали в грех еще в раю. Но любое слово доброе может принести плоды добрые. Это тоже правда. Гарантий нет, а польза будет. Но лишь тогда, когда разговор с молодежью будет приемлем и понятен для нее. В современном мире понятия «целомудрие» не существует. Если спросите молодежную аудиторию о том, что такое целомудрие в браке – это будет вопрос на засыпку. Они понятия не имеют, о чем это.

Ну и как говорить с молодежью во Всемирный день борьбы со СПИДом?

– Аккуратно. Нужно понимать, кому доверить разговор. У организаторов интернет-урока, то есть Минобразования, должна быть уверенность не только в профессионализме людей, которые берут в руки микрофон, должна быть уверенность в их ценностной ориентации. Разберитесь для начала, а какие нормы морали исповедует человек.

Общение с молодежью – это не модерация, не «политический» ответ, как у нас обычно бывает. Это разговор компетентного, убедительно и честно говорящего человека, обращенный к конкретному подростку.

Не надо людям внушать труизмы, изображать из себя истину в последней инстанции. Надо быть искренним, глубоким, отвечать на вызовы, иногда провоцировать самому и быть готовым обосновать свой ответ и позицию. Действительно, важные открытия происходят в живом разговоре без установок и барьеров. Другое дело, что это тяжело осуществить в рамках интернет-урока. Нужен живой урок с живой аудиторией, где люди дышат одним воздухом.

– Считаете, неважно, какие будут употреблены слова (камнем преткновения неожиданно стало именно слово «презерватив»), всплывут ли «скользкие темы» — важнее нравственные принципы человека, который будет проводить урок, так?

– Пути заражения ВИЧ – это не запретная тема. Действительно, есть методы контрацепции, которых, может, быть не стоит касаться, но не из ханжеских соображений, а потому что эти разговоры могут спровоцировать сексуальную распущенность. Как происходит заражение ВИЧ, нужно понимать. В конце концов, пока мы не объясним предмет разговора, разговор не состоится.

– Как все-таки говорить о методах контрацепции?

– Взамен разговора о защищенном сексе надо предлагать разговор о целомудрии, как о более радикальном и согласном с церковной традицией подходе к этой проблеме.

– То есть целомудрие способно защитить молодежь от таких болезней, как ВИЧ?

– Вопрос не в защите, а в нравственном выборе человека, подростка, молодого человека. У одних – такой выбор, у других – другой. Церковь предлагает путь целомудрия.

– Считаете, молодежи интересна тема целомудрия?

– Именно. Скучное школьное богословие не вдохновляет молодежь, как не вдохновляют ее и прописные истины. Им это не интересно. Но если вы поймете озабоченность молодых людей, то поймете и то, в какой беседе они нуждаются.

Что же интересно молодежи на Ваш взгляд?

– Их волнуют вопросы отношения к другому полу, вступления в брак. Из-за пропаганды и глубочайшего духовного невежества в головах людей все перепуталось. Люди перестали понимать отличие мужчины от женщины. Недавно на встрече меня спросили, почему распадаются семьи. Я задал встречный вопрос: с какой целью молодые люди женятся? Оказалось, более 90% присутствовавших по-настоящему не понимают, зачем люди вступают в брак. Если человеку ясна цель брака, то развод становится для него вещью невозможным.

Поймите, целомудрие не сводится к вопросу отношению полов или профилактике ВИЧ. Это куда более глобальная тема. Целомудрие – это определённый взгляд на мир, который формируется в результате аскетического подвига. Это не то, что делается просто. Над этим люди трудятся годами. Целомудрие – не самоограничение, это прорыв в другой духовный уровень, другое духовное измерение. Если говорить о целомудрии, как о духовной практике и делании, я убежден, это увлечет молодежь. Молодежь вообще увлекает Восток, эзотерика. Нужно говорить с ними о том, что в христианской традиции есть эта практика целостного мудрствования, понимание человека, его призвания. И знание это в христианской культуре намного глубже, чем на Востоке.

Каждый раз, когда речь заходит о нравственности и целомудрии, у светской части публики это вызывает смех.

–Увы, Церковь часто проявляет в этом вопросе некоторую беспомощность, хотя именно у Церкви есть духовные практики, которые немощных и грешников превращают в святых. Основные христианские добродетели, в том числе целомудрие, смирение, сегодня предельно оболганы и высмеяны. В обиходе под смиренным, например, подразумевают затюканного, зажатого и никчемного человечишку. Но к смирению это не имеет никакого отношения. Я убежден, эту иллюзию нужно разрушить и в отношении любви, и в отношении смирения, милосердия, целомудрия. А чтобы быть услышанным, нужно найти контакт. Когда Церковь говорит «целомудрие», «любовь», она проповедует это не как старший Карамазов монахам в романе Достоевского…

– А как?

– Как великое делание, как слова о продвижении к Богу. Эта тема способна увлечь молодежь, я уверен. По крайней мере, в свое время я увлекся. Искал смысл жизни, и православная мистика, догматика, Иоанн Лествичник, другие учителя духовной мудрости произвели переворот в моем взгляде на мир.

Я учился в институте. Сразу после окончания стал монахом, потому что это все воспламенило меня. Понимаете, целомудрие – не проповедь от бабушек, которые выстаивают службы, крестят лоб и ставят свечки. В таком формате молодежи это действительно смешно. А вот целомудрие, как правильное понимание человека, как духовная практика себя – это молодым людям может быть интересно.

Молодежь не настроена быть паиньками. Любит воевать, проявлять максимализм. Целомудрие и есть максимализм в этом развращаемом мире, высшая его степень, это путь аскезы, который с большим напряжением осваивают монахи. Целомудрие – не самооскопление, это величайшая степень самоконтроля.

Я убежден: если человек целомудрен, то это и есть максимальная гарантия в том числе не заразиться ВИЧ. Если он живет нецеломудренно, тогда гарантий нет никаких вообще.

Целомудрие ­– это подвиг, на который не все готовы идти, а некоторые вообще об этом слышать не хотят. Это не лекарство для всех, это средство для тех, кто хочет и может слышать.

 – Неужели интернет-уроки могут этому научить?

– Не думаю, что интернет-уроки вообще могут чему-то научить. Но однозначно могут заинтересовать и пригласить человека к диалогу. Здесь может быть и эпатаж, и провокация, но благочестивая. Дать знания? Вряд ли все-таки. Знания в духовной области являются всегда нравственным выбором и достигаются подвигом человека. Достигаются потом и кровью.

Епископ Мефодий с молодежью Каменской епархии

В каком возрасте с детьми говорить о целомудрии?

– С отрочества. Маленькие дети смотрят на мир широко открытыми глазами, они не видят зла. Но когда у них открывается этот взгляд на зло, тогда они как раз сталкиваются с наркоманией, открыто проповедуемой половой распущенностью. В эти переломные моменты нужно учить подростка контролировать себя и свой взгляд. Понимаете, целомудрие – это оружие, с помощью которого можно не попасть в беду и пройти мимо искушения. У одних бывает природное целомудрие, в других оно должно воспитываться. В любом случае, это работа, которая как любой заложенный в человеке талант, требует развития.

Если мы говорим с молодыми людьми о методах контрацепции, то это косвенная проповедь половой распущенности. Потому что это разговор о том, как безнаказанно совершать грех. Как безнаказанно грешить – это не наша тема. Церковь этим не занимается.

– В том то и дело, что интернет-уроки проводит вовсе не Церковь, но требования и используемая Министерством образования терминология действительно трактуется как церковная проповедь: воспитывать в подрастающем поколении нравственность, целомудрие.

–Тема распущенности была особой темой во все время, причем не только в христианстве, но и в любой религии. Теперь мы живем в секулярном мире, который утратил духовные ориентиры. Но блуд, внебрачные связи, связи до брака – остались роковыми ошибками. Грех всегда ошибка, которая неизбежно приводит к роковым последствиям. Об этом я говорю с подростками, с наркозависимыми. Человек может быть неверующим, но совершая ошибку, с помощью блуда ли, воровства ли, обмана пытаясь решить какие-то свои проблемы, он должен увидеть, что последствия не могут не быть плачевными. До молодежи важно донести, что Бог не запрещает жизнь, не ограничивает ее. Он ограждает заповедями жизнь от смерти. А блуд – это путь смерти, самоубийство.

– Как же подросток может это понять?

– Дети гораздо чувствительнее. Когда читаем, как дети пострадали от сексуальных домогательств, как сломанными оказались их жизни, тогда убеждаемся вновь, как ярко и сильно молодежь многое воспринимает. Подростки чувствуют тоньше, чем люди, познавшие грех в более позднем возрасте. Первый грех всегда переживается человеком остро. Поэтому-то и нужно удерживать от греха подростков, говорить о целомудрии.

Если в актуальной для молодежи беседе рассказать, почему во всех культурах и религиях существовали такие жесткие табу в вопросах пола, почему сатанизм связан с половой распущенностью, если говорить о том, какие опасности подстерегают человека, если через это привести к теме целомудрия, дозированно добавляя в беседу богословие, аскетику и христианскую антропологию, то это и будет решением проблемы.

Вот это противопоставление целомудрия контрацепции с чем связано, на Ваш взгляд?

– Контрацепция – это оправдание и узаконивание греха, это попытка снизить его негативные последствия. Но есть еще и такие последствия, от которых не спасет никакая контрацепция. Они более разрушительны для судьбы, для жизни человека. Поймите, это совершенно другой образ бытия в мире, который не совместим с тем, как он благословлён Богом. Когда человек поймет, что тот, с кем он общается – не кусок мяса для получения наслаждения, только тогда выстроится иная система взаимоотношений между людьми. Сексуальные отношения и отношения любви – это разные вещи. В некотором смысле антиподы. Как свобода и вседозволенность, свобода и своеволие.

Много веков люди жили в рамках христианской традиции. Им ничего не надо было объяснять. Они в основном жили целомудренно. Они понимали, зачем вступать в брак, как жить вместе. Но вот случилась катастрофа, а потом новая и новая атака на систему христианского миросозерцания. Атака удалась. Имею в виду сексуальную революцию: рок, наркотики, блуд, замешанные на оккультизме. Этот прорыв привел к разрушению христианского миропорядка. Теперь мы живем в мире, который отрицает христианскую нравственность. Мы воспитываемся в этом пространстве, попускаем вкладывание огромных денег в процветание антагонистичных христианству ценностей. У нас наглость называется смелостью, жадность бережливостью. Буквально все оболгано. Но когда человек понимает, кто он, каким ему быть, то он пытается сохраниться и называет вещи своими именами. Называть вещи своими именами — это тоже свойство целомудрия и это то, что позволяет рассеять тьму.

Дарья Рощеня

Источник: Правмир.ру

Читайте также: 

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий: Работа с наркозависимыми не дала мне «заснуть»

Религия не опиум для народа, а антидот: епископ Мефодий о помощи наркоманам